книжный магазин РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ


О Вячеславе Пьецухе и его книгах


Пьецух В.А. Русская тема. О нашей жизни и литературе.– М., Глобулус, Изд-во НЦ ЭНАС,
2005. – 224 с.
Пьецух В.А. Плагиат. Повести и рассказы.– М., Глобулус, Изд-во НЦ ЭНАС, 2006. – 304 с.

Вячеслав Алексеевич Пьецух родился в 1946 году в Москве в семье кадрового офицера. В 1970 году окончил исторический факультет Московского педагогического института. Около десяти лет преподавал историю в средней школе. Первый рассказ написал в 1973 году. Первая публикация появилась в альманахе «Истоки» в 1978 году.
Ушел из школы в 1982 году, когда начал печататься: не одобрило начальство. В 1983 году вышла первая книга «Алфавит». Широко печатается в ведущих журналах. В 1993–1995 гг. был главным редактором журнала «Дружба народов».
Помимо «Алфавита», в России опубликованы книги «Веселые времена» (1985), «Новая московская философия» (1987), «Предсказание будущего» (1989), «Роммат» (1990), «Я и прочие» (1990), «Циклы» (1992), «Государственное дитя» (1997). С конца 1990-х годов: увидели свет его многочисленные рассказы, несколько повестей, в том числе сатирическая повесть «История города Глупова в новые и новейшие времена» и «Город Глупов в последние десять лет», а также «Русская тема» – сборник литературно-философских эссе. Последние произведения были изданы издательством «НЦ ЭНАС». Издается за рубежом — всего вышло 10 книг. Живет в Москве. Женат, имеет сына.

Вячеслав Пьецух с его ироничным интеллигентным отношением к миру, России и нам – «россиянам», уже стал любимцем литературных критиков. Признание живым классиком стоит многого – если измерять это по «гамбургскому счету». Прозу его уже растаскивают на анонимные цитаты, афоризмы и высказывания. О нем говорят и о нем пишут.
Его настоящая тема, тема творчества – загадки души русского человека, которые всегда остаются загадками. И получается, что какой бы путь к прогрессу и процветанию ни избрала Россия, он все равно окажется "особым" и послужит уроком всем, кроме нас самих. Дело здесь, видимо, в особенностях нашего национального характера... Вот этот национальный характер и исследует Вячеслав Пьецух. По-разному: и силой художественного слова и в философских размышлениях, вроде его «Русской темы» или небольшой повести «Уроки родной истории. Пособие для юношества, агностиков и вообще». Занятие это сложное, порой невеселое. Но именно это занятие и было стержнем великой русской классической литературы. В этом поиске от беспросветной тоски и отчаяния автора (и его читателей) спасает отменное чувство юмора и... неиссякаемая вера все в тот же русский характер. Поэтому Пьецуха можно считать продолжателем Чаадаева, Толстого, Салтыкова-Щедрина, Чехова. Более того, он решился на оригинальное «действо», написав целый цикл рассказов на сюжеты его великих предшественников. Сам он назвал это «плагиатом», но конечно, это не плагиат, а главная мысль, к которой может в результате прийти заинтересованный читатель: что его современники – те же люди, только «квартирный вопрос их испортил…» Его «Русские анекдоты» возвращают анекдот в литературу, а литературу – к анекдоту (См. «Скверный анекдот» Достоевского). Пьецух убежден, что «художественные истины не постигают, а создают», и в исторической повести «Роммат» он идет не от факта к концепции, а наоборот, от художественной концепции к освещению факта. И в результате, отрицая случайность, он на самом деле немного лукавит, забавно и иронически освещая факты российской истории, а затем делая фантастическое предположение – удавшееся восстание декабристов.
Вячеслав Пьецух считает, что «вероятно, Россия нужна и самоценна как раз в таком виде, в каком она и существует: отчасти в безобразном, отчасти беспрецедентном, отчасти... прекрасном. При царе, при самых сочных черноземах и неисчерпаемых природных богатствах Россия имела самый низкий уровень жизни в Европе. При большевиках, при самых тучных черноземах и неисчерпаемых природных богатствах Россия имела самый низкий уровень жизни в Европе. При демократах, при самых тучных черноземах...» К себе же он относится, и по праву, так: «…тихо делаю свое дело. Подозреваю, что, возможно, один из лучших современных писателей в России, но не из тех, кого обязаны знать, меня могут не знать по определению, я – писатель нудный, въедливый, в общем, малоинтересный». Эту «неинтересность» критики, любящие вешать ярлычки и находить полочки, уже окрестили «ироничным авангардом» и отмечают, что в его книгах есть «что-то, что затрагивает душу читателя». А на самом деле Пьецух считает себя традиционалистом, исповедующим известные ценности и известную методу литературного труда. Он уверен в себе, самодостаточен. Ему не нужны телевидение, поддерживающая его «групповщина», мелькание в тусовках. Писательство – дело отшельническое. «Живи один…» – это провозглашал еще Пушкин, но не каждому удается подняться над суетностью. Пьецуху это удалось, от того-то так привлекательна его проза. Душевной свободой, интеллигентностью, покоем, гармонией и любовью.
Интонация Пьецуха действительно замечательная. Тихая, внимательная к слову (не случайно он пишет работу «Забытые слова», главными героями которого становятся слова, вышедшие сегодня «из употребления»: честь, совесть и другие) и к деталям, вдумчивая, сторонящаяся поверхностных оценок и, самое главное, уважительная к человеку. Часто едкая и острая, как и у его гениального предшественника Салтыкова-Щедрина.
Это уважение к человеку, его уму и знаниям, его человеческим качествам, внимание и интеллектуальная честность, весь его «традиционализм» и делают Вячеслава Пьецуха настоящим продолжателем традиций русской литературной классики.
«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» В результате всех политических пертурбаций Россия словно вернулась на путь, оставленный ею еще век назад. Но оставила она в стороне тогда не только самодержавие, власть капитала, но и многие человеческие ценности, вроде гуманизма, ставшего в одночасье «буржуазным». Или «мелкобуржуазным» – по настроению тех, кто этот гуманизм ругал.
Сегодня Вячеслав Пьецух своими книгами открыто и честно провозглашает возвращение русской литературы на гуманистические рубежи, сделавшие ее во второй половине XIX века всемирным явлением.
И если это удастся, если состоится это возвращение великой русской литературы, то благодарны за это мы должны быть многим людям, среди которых Вячеславу Пьецуху принадлежит одно из ведущих мест.
За что ему и честь.

«Русская тема» – сборник литературно-философских эссе В.Пьецуха посвящен одному «странному противоречию», которое «дало жизнь целой отрасли нашей национальной литературы» (с.11). И существо этой «русской темы» заключается в «стародавнем противоречии между европейским самочувствием русского человека и гнусно-азиатскими условиями его жизни». Судьба русского человека, его неудовлетворенность жизнью, его поиски лучшей доли и участи, безответность его любви к Родине составляет оборотную сторону знаменитого вопроса Гоголя: «Русь, куда ж несешься ты? .дай ответ». Как русская литература отвечала на эти вопросы, как в судьбе лучших ее литераторов – от Гоголя до Шукшина на протяжении почти полутора веков преломлялась эта тема – анализирует Вячеслав Пьецух в своей книге «Русская тема». Выпущенная издательством «ЭНАС» в серии «Литературный семинар», эта книга не столько о литературе, сколько о нас с вами, о наших мыслях и чаяниях и сомнениях. Потому что мы – русские. И это для нас – проблема.

«Плагиат» – новая книга прозы Вячеслава Пьецуха. Провокативна и интересна сама попытка взять классические произведения великих авторов русской литературы – Толстого, Гоголя Чехова, Салтыкова-Щедрина – и написать на темы их произведений новые сочинения, современные, и посмотреть, что же изменилось в нас, в самой России и ее культуре за прошедшие сто–сто пятьдесят лет? И оказывается, что сюжеты – действуют. Герои – не ходульные схемы, а наши современники. То же «детство» и то же «Утро помещика», только вместо барина середины XIX века выведен современный «помещик–землевладелец», Илюша Помещик, но и он приходит к простому и ясному пониманию того, что «счастье – это когда ты покачиваешься в гамаке, наблюдая за движением облаков». Не гоголевская шинель, а выстраданный за десятилетия автомобильчик, который «въехал» какому-то «ролс-ройсу», помяв крыло и выбив «правый задний фонарь». Но и того хватило, чтобы автомобильчик отобрали бандиты, а его хозяин так и умер, добиваясь правды. Но конец XX века принес новое завершение классическому сочинению Гоголя, о котором можно узнать из новой книги Вячеслава Пьецуха. Как и о «человеке в футляре» и «крыжовнике», а уж продолжение бессмертной «Истории города Глупова» Салтыкова-Щедрина просто не могло остаться без внимания – завершается сборник повестями «История города Глупова в новые и новейшие времена» и «Город Глупов в последние десять лет». Значит, и русский человек, несмотря на все лихолетья, проказы начальства и научно-технический прогресс, собственно, не переменился. Вот такое получилось подведение итогов всемирно-исторического эксперимента у Вячеслава Пьецуха.


Поиск по каталогу